Водород в автомобилях военного времени

Борис Шелищ

Борис Шелищ

В 1941 г. на Ленинград наступала группа армий “Север”. Фашистам удалось отрезать город с суши и установить блокаду. Они стремились сломить сопротивление его защитников голодом, постоянными артиллерийскими обстрелами, наносили удары с воздуха.

Блокированный Ленинград фактически оказался островом, отрезанным от Большой земли. И этот остров организовал собственную оборону — на суше, на воде и в воздухе. Защита города от авиации противника кроме основных средств ПВО обеспечивалась сотнями привязных аэростатов заграждения. Заполненные водородом и поднятые на высоту от 2000 до 4500 м гигантские резиновые “колбасы” не позволяли фашистским асам снижаться для прицельного бомбометания.

Но эти воздушные защитники Ленинграда имели один крупный недостаток. Через 25—30 дней работы аэростаты начинали терять высоту, так как резиновая оболочка пропускала водород, а его место занимали другие газы и пары воды. Поэтому аэростаты приходилось периодически опускать, стравливать “отработанный” водород и заправлять чистым газом. Наставление предписывало производить перезаправку аэростатов, когда в них натекало 15—20% других газов и паров, что предотвращало потерю подъемной силы воздухоплавательного газа и взрывы при образовании “гремучей смеси”. В атмосферу выбрасывали миллионы кубометров смеси водород-воздух, ведь только в 1941 г. аэростаты поднимали 40 054 раза!

Необходимость производить перезаправку аэростатов, когда в них натекало 15—20% других газов и паров, что предотвращало потерю подъемной силы

Необходимость производить перезаправку аэростатов, когда в них натекало 15—20% других газов и паров, что предотвращало потерю подъемной силы

В те дни воентехник младший лейтенант Борис Шелищ служил в мастерских по ремонту аэростатных лебедок. Они были установлены на двух сотнях “полуторок” ГАЗ-АА и приводились в действие от двигателя грузовика. Понятно, что грузовики работали на бензине, но в условиях блокады бензин в городе стал такой же ценностью, как хлеб.

Когда кончился бензин, Шелищ попробовал использовать для спуска аэростатов лифтовые электролебедки, но пока велось переоборудование, не стало и электричества. В блокадном городе появились газогенераторные грузовики, работающие на древесных чурках. Пытались использовать и ручной привод, но даже десять здоровых мужчин не могли справиться с механизмами подъема и спуска. А когда большую часть рядовых и сержантов из аэростатных частей направили в пехоту для усиления наземной обороны, на действующих постах вместо 12 человек по штату осталось всего 4—5 солдат.

Вероятно, именно в это время младший техник лейтенант ПВО Б.И.Шелищ вспомнил роман Жюля Верна “Таинственный остров” (это не выдумка, заметки об этом сохранились в архиве изобретателя). Там, в главе “Топливо будущего”, говорится, что когда кончится уголь, его заменит вода. И не просто вода, а вода, разложенная на составные части — водород и кислород.
Борис Исаакович любил Жюля Верна, а работа с аэростатами, тяжелое положение, в котором оказался любимый город, напомнили ему детские впечатления и заставили его изобретательный мозг работать. “Наступит день, когда весь уголь будет сожжен”, — произнес один из героев “Таинственного острова”. Не правда ли, ситуация напоминает блокадный Ленинград?

Стравливая “грязный водород” в атмосферу, выбрасывали энергию, которая могла работать на Победу! Это все равно что выливать бензин бочками.
И вот тогда-то Шелища осенила мысль — вот оно, топливо будущего, о котором говорил инженер Сайрес Смит удивленному Пенкрофу. По теплотворной способности водород в 4 раза превосходит уголь, в 3,3 раза углеводороды нефти. Значит, именно водород призван помочь Ленинграду, которому именно сейчас необходим “уголь грядущих веков”.

Но водород опасен — Борис Исаакович помнил катастрофу “водородного летающего “Титаника” 30-х годов” — дирижабля нацистской Германии “Гинденбург”. Весь мир обошли снимки горящего трансатлантического дирижабля, перевозившего из Германии в Америку богатых особ. Однако, рассуждал лейтенант, сейчас война, и если аэростаты не опускать для перезаправки, они потеряют высоту, перестанут прикрывать город. Рискнуть одним грузовиком или даже собственной жизнью в этих условиях казалось вполне оправданным.

Итак, 21 сентября 1941 г. младший техник лейтенант Шелищ обратился к командованию с рационализаторским предложением: подавать “отработанную воздушно-водородную смесь из приземлившихся аэростатов во всасывающие трубы автомобильных двигателей”. Очень скоро, 28 сентября, состоялось заседание полкового бюро по рационализации и изобретательству, постановившего: “Считать предложение ценным и приемлемым. Поручить автору предложения приступить к опытной проверке своего предложения”.

Шелищ на свой страх и риск подготовил эксперимент. Отметим, что предложение Шелища напоминало об идее Архимеда, спасшего родные Сиракузы от нашествия вражеской армады с помощью сконцентрированного солнечного света. Начальник тыла корпуса ПВО созвал совещание командиров и инженеров полков аэростатов заграждения, на котором решили опробовать установки в работе. Так, 27 октября 1941 г. появился приказ №0348 по 2-му корпусу ПВО о переводе автомашин на отработанный водород.

Схема, предложенная изобретателем, была предельно проста. Отработанный водород из матерчатого газгольдера объемом 125 м2 по дюймовому шлангу подводился к всасывающему коллектору двигателя ГАЗ-АА через технологическую пробку. Минуя карбюратор, газ поступал в рабочие цилиндры. Дозировка водорода и воздуха обеспечивалась дроссельной заслонкой или педалью акселератора. Моторист лебедки (он же водитель грузовика) управлял работой двигателя теми же способами, как и при использовании бензина.

27 октября 1941 г. появился приказ №0348 по 2-му корпусу ПВО о переводе автомашин на отработанный водород.

27 октября 1941 г. появился приказ №0348 по 2-му корпусу ПВО о переводе автомашин на отработанный водород.

Первые испытания проводились в сильный мороз — до 30°С. Несмотря на это, после включения зажигания двигатель, питаемый водородом, легко завелся и длительное время устойчиво работал.

Не обошлось без происшествий. Во время опасных опытов сгорели два аэростата, взорвался газгольдер, сам Борис Исаакович получил контузию. После этого для безопасной эксплуатации воздушно-водородной “гремучей смеси” он придумал специальный водяной затвор, исключавший воспламенение смеси при вспышке во всасывающей трубе двигателя.

Многократные испытания действия гидрозатвора оказались успешными. Когда все убедились, что система работает нормально, командование приказало за 10 дней перевести все аэростатные лебедки на новый вид горючего. Круглосуточно работали смены бригад слесарей, сварщиков и рабочих других специальностей, изготовивших несколько сотен комплектов аппаратуры. В дальнейшем управление всеми аэростатами велось с “водородных” грузовиков, и работали эти грузовики лучше, чем на бензине.

Осенью и зимой 1941 г. в ленинградских полках аэростатов заграждения из-за нехватки бензина почти все автомобили стояли. Но легковушка, на заднем сидении которой лежали баллоны с водородом, ездила исправно.
В 1942 г. необычный автомобиль с двигателем, работавшим на водороде, демонстрировался на выставке техники, приспособленной к условиям блокады (об этом 17 января 1942 г. писала газета “Ленинградская правда”). Хотя двигатель несколько часов работал в закрытом помещении, посетители выставки не почувствовали ни дыма, ни гари, ни необычных запахов. Отработанные газы — обыкновенный пар — не загрязняли воздух. Позднее, на выставке автомобилей, работающих на заменителях бензина, эту машину демонстрировали командующему Ленинградским фронтом генерал-полковнику Л.А.Говорову, который одобрил идею ее создания.

Стендовые испытания двигателя, проработавшего без остановки 200 ч, показали, что его износ оказался ниже норм, установленных при работе на бензине, двигатель не потерял мощности, в смазочном масле не нашли вредных примесей, а в камерах сгорания — и следов нагара. Особому испытанию подвергалась надежность гидрозатвора, от которого зависела безопасность.

За эту работу Б.И.Шелища в декабре 1941 г. наградили орденом Красной Звезды, отметили и его помощников. А само изобретение выдвинули на соискание Сталинской премии 1942 г. Но оно не прошло по конкурсу, поскольку тогда еще не было официального решения о принятии его на вооружение в масштабах страны. Позднее, когда такое решение приняли, к этому вопросу уже не вернулись. А Бориса Исааковича командировали в Москву, чтобы использовать его опыт в частях ПВО столицы — 300 двигателей перевели на “грязный водород”.

Кстати, во время войны он даже ухитрился оформить а.с. 64209 на изобретение. И таким образом обеспечил приоритет страны в развитии энергетики будущего. Сделал это автор, правда, только после прорыва Ленинградской блокады. Документы зафиксировали срок подачи заявки 8247(322526) в Народный комиссариат обороны — 28 июля 1943 г. В описании изобретения старший техник лейтенант Шелищ писал: “В основном задача была решена в ноябре 1941 года, а законченное оформление и массовое практическое применение изобретение получило во всех частях аэростатов заграждения Ленинградского и других фронтов в 1943—1944 годах”. И далее: “Вместе с тем практика работы на водороде подтвердила, что водород как топливо вообще имеет огромные перспективы применения в других родах войск, а также в промышленности…”

После Победы части аэростатов заграждения быстро расформировали. Из-за отсутствия “бросового” водорода его использование в качестве топлива для двигателей прекратилось. Но еще долгие годы работали в колхозах и совхозах списанные двигатели, которые во время войны питались водородом.
Борис Исаакович совершил гражданский подвиг и проявил при этом необыкновенную фантазию и изобретательность. Поражают сроки реализации его водородного проекта: всего за 10 дней на водород перевели 200 грузовиков, при величайшей надежности техники. За всю войну из-за утечек водорода взорвалась всего одна машина из 500. А ведь для изготовления гидрозатворов пришлось использовать все, что было под руками, — корпуса огнетушителей, водопроводные трубы…

После войны Борис Исаакович вернулся к своему блокадному изобретению лишь в середине 70-х, когда получила широкое признание концепция “водородных” перспектив в мировой энергетике и стало известно о ведущихся с 1969 г. в США экспериментах по использованию водорода в качестве автомобильного топлива. В 70-е годы в Балашихе и Загорске появились первые “водородные” легковушки, а в Харькове даже ездили “водородные” такси. Это заставило вспомнить об изобретении 1941 г., обеспечившем отечественный приоритет в этой области. Именно тогда появилось несколько газетных и журнальных публикаций об изобретателе. Приоритет Бориса Исааковича Шелища также подтвердила Комиссия по водородной энергетике Академии наук СССР.

Скончался Борис Исаакович Шелищ 1 марта 1980 года. В Петербурге есть музей ПВО. Здесь можно увидеть фотографию изобретателя, копию описания изобретения и тот самый гидрозатвор, сделанный из огненно-красного огнетушителя.

pressa.spb.ru
---

Комментарии:

  1. Cам работал в Харькове на водородном такси. В те годы бензин был дармовой и я( о чем сейчас очень сожалею) не вникал в технические детали установленной в машине водородной установки. Нас заправляли круглосуточно в одном месте, Автодорожном институте. Это было неудобно ехать из удаленных мест на заправку, когда вокруг везде были бензоколонки. Я даже не поинтересовался каким водородом (сжиженым или сжатым) нас заправляли. Когда через пол года, эти установки сняли, их судьба меня перестала интересовать. Я о них перестал вспоминать. А теперь, когда бензин в Украине 1,5 долара об этом очень жалею. При советской действительности, их можно было недорого прикупить себе. Но тогда это было неактуально.

    — Николай · ноя 13, 10:12 · #

  2. Не пойму,зачем кормить нефтегазовую мафию во главе с Путиным!!!!!если даже в 1941-м !!!!!удалось использовать достаточно коварное !!!!! топливо!!!!! Насколько мне известно,в одном из московских институтов 27 лет пылится и прообраз “водородного бензобака”-“газового аккумулятора”

    — Евгений · апр 9, 16:27 · #

  3. ее знаю кто написал эту стотью!!!! Но БОЛЬШОЕ спасибо за нее! ведь мало кто знает о нашиш ГИРОЯХ самоучках!

    — Валера · апр 11, 16:09 · #

  4. Люди не дождутся широкого применения,пока нефтяные магнаты будут править миром.
    Эта установка не очень сложная и если есть желание, то можно сделать самому.

    — Николай · май 16, 08:15 · #

  5. буду краток козлы кремлёвские надо их стаскивать .заваравались суки все работают на заграницу забыли кто вас кормит платят чтоб мы сголоду нездохли качают народное добро спосибо за понимание

    — виктор · июн 22, 16:42 · #

  6. Так какого хрена наши предприниматели грёбаные думают,пусть внедряют!!!!Люди!Делайте сами(кто умеет)такие двигатели!!Пусть эти в Кремле подавятся своей нефтью!!Спасибо за статью!!!

    — вячеслав · ноя 30, 17:40 · #

  7. Подавятся нефтью , так запьют её водой , а дунут водородом и нам же продадут !!! Воду , кстати , тоже нам продают ! Так что- подавятся одним , продадут другое !!!

    — олег · янв 8, 14:40 · #

  8. Государство всё равно не обманешь.(

    — Антон · апр 9, 20:27 · #

  9. Друзья! Не ведитесь на ячейку Мейера до тех пор – пока ваше авто – уже не будет с ПРИПОДНЯТОЙ эффективностью на бензине, Т.Е. до переделки авто на водород – надо получить уже экономию бензина до 50% – ТОГДА и водорода потребуется только 1/3 от того, что надо было Мейер. А это ещё и больше гарантии по безопасности.
    - Как я получил экономию бензина до 50% ? Про это узнаете в архиве – файл называется АНТИ МЕЙЕР :
    http://rghost.ru/7l4hSHNmc
    С ув.
    Филипп Прутков

    — Филипп Прутков · фев 11, 11:26 · #

  10. почему то никто не задумывается о дешевом и надежном способе добычи водорода что оч странно ведь на сегодня чтоб выработать 1л водорода нужно сжечь как минимум 1 тонну другого топлива так или иначе даже для приготовления реактивов

    — андрей · май 8, 17:41 · #

  11. Днем собирать солнечные лучи через линзу и разлагать воду на водород и кислород и в баллоны сохранять. А ночью доставать и использовать. Такие устройства уже есть даже. Только в массы не идут. Не пущают

    — ХиМиЧ · авг 8, 17:57 · #

 

---